ЦЕРКОВЬ ПРЕСВ. ТРОИЦЫ. Афины, Греция

Ρωσικός ναός Αγίας Τριάδος στην Αθήνα

Церковь Пресвятой Троицы. Афины, Греция

В самом центре Афин, неподалеку от бывшей королевской резиденции (ныне здание парламента), стоит великолепный храм в византийском стиле, богослужения в котором часто идут на церковнославянском языке. Он имеет давнюю и интересную историю.

Русско-турецкая война 1828–1829 гг. — поводом к ней стало очередное восстание греков — закончилась Адрианопольским миром, по которому Турция признала независимость Греции, вскоре провозглашенной монархией. Однако занявшая престол баварская католическая династия, неприязненно относившаяся к Православию (король Оттон I закрыл две трети монастырей), вносила разлад в жизнь Элладской Церкви и мало заботилась о ее благосостоянии.

В 1833 русское правительство предложило восстановить церковные отношения с Элладой, дабы «положить твердое основание духовному влиянию, исключительно принадлежащему России и которое, кроме нас, никакая другая Держава не может и не должна иметь». В связи с этим Синод в Петербурге постановил, чтобы в Афинах находилась «российская духовная особа в качестве священника нашей миссии», на которого возлагалась также обязанность распределять финансовую помощь бедным храмам и духовенству и противостоять подрыву Православия. На восстановление разрушенных турками храмов из российской казны было отпущено 50 тыс. руб.

Договор о восстановлении церквей предусматривал открытие церкви при русской миссии, на что было ассигновано 5800 руб. В ее штат входили священник, дьякон, два псаломщика и восемь певчих. Устройство ризницы и иконостаса взяло на себя Министерство иностранных дел. Первоначально посольской церковью стал Преображенский храм XIII века, именовавшийся, по имени ктитора, «Котаки», в квартале Плака, который был восстановлен в 1834–1837 на русские средства. В настоящее время в этом храме, в киоте, справа от алтаря, помещена богослужебная утварь — потиры, дискосы, рипиды, которые сохранились от «русского» периода, а на мраморной доске, укрепленной на наружной стене, на греческом и английском языках сообщается, что постройка «была возобновлена русскими в 1834 году».

Первым священником посольской церкви был назначен ранее служивший в Италии архим. Иринарх (Попов), замечательный проповедник, окончивший свою жизнь в сане архиепископа Рязанского. Он прибыл в Грецию в сентябре 1833, но через два года вынужден был вернуться на родину по состоянию здоровья. По возвращении на родину о. Иринарх представил в Синод необыкновенно ценный меморандум «Общее замечание о состоянии Церкви в греческом королевстве», по прочтении которого Николай I заметил: «Печальная истина». После Иринарха менее года провел в Афинах афонский иером. Аникита (кн. Сергей Александрович Ширинский-Шихматов), известный своей праведной жизнью. Он скончался в 1837 и погребен в греческом Архангельском монастыре (Мони-Петраки) под Афинами. После смерти Аникиты в русскую церковь приглашен был служить греческий священник иером. Анатолий. В те годы старостой (эпитропом) русской общины был Г. А. Катакафис, первый посланник России в Греции.

В 1843 настоятелем в Афины приехал архим. Поликарп, бывший ректор Смоленской Духовной семинарии, который решил устроить для небольшой русской колонии отдельный храм и добился в 1847 передачи российским дипломатам древнего византийского храма «Ликодим» (или «Никодим»). Это здание было, как полагали, воздвигнуто на месте лицея Аристотеля. От слова «лицей» (греч.: «ликей»), якобы, и возникло название «Ликодим». Предание утверждало, будто храм построила Императрица Евдокия, супруга Феодосия-младшего (401–450), родом из Афин, однако найденная на месте надпись указала на более позднее время. Здание, выстроенное неким Стефаном Ликосом, было в XI веке освящено во имя Пресв. Троицы. В XV–XVI веках оно принадлежало Спасо-Никодимовскому монастырю и незадолго до завоевания Афин турками было отреставрировано. Греки часто именовали этот храм «Панагия (т. е. Пресвятая) Ликодиму», и это название широко употребляется и в наши дни. В XIII веке, после завоевания части Византии крестоносцами, храм был обращен в католический. Известно, однако, что как православный он во время турецкого ига вновь действовал при мужском монастыре. При землетрясении 1701 обрушились часть стен и братский корпус. Когда разразилась война за независимость Греции, в здание в 1827 попали два ядра, и оно сильно пострадало (рухнул купол и северо-восточная часть), после чего стояло «в запустении и нечистоте». Как писал очевидец, «четырехугольник стен, ровных и плоских, как четыре доски гроба, с едва выходящею из него шеею купола наводил уныние на душу.<…> Целой трети купола не существовало.<…> Только восточная стена алтаря сохранялась во всей целостности». На этой стене уцелели большие фрагменты византийских фресок, напоминающие росписи киевской Софии.

Знаменитый иером. Антонин (Капустин), профессор Киевской Духовной академии, который позже с большим успехом подвизался на Святой Земле, приехав настоятелем в Афины, добился от греческих властей разрешения на восстановление и начатую в 1847 перестройку переданной церкви «Ликодим». Научную реставрацию вел придворный архитектор Р. И. Кузьмин; его помощником был И. В. Штром, тоже приехавший из Петербурга. Финансировало работы Министерство иностранных дел России. На месте ими занимался афинский инженер-поручик Тилемах Алассопуло. В 1849 работы приостановились из-за войны в Венгрии, но в следующем году возобновились. В подвалах храма Антонин провел археологические раскопки.

При восстановлении был сохранен первоначальный план здания, устранены позднейшие добавления и раскрыты заложенные проемы. Древние фрески были бережно отреставрированы и дополнены работами мюнхенского художника Генриха Тирша, знатока византийского искусства. Он «покрыл фресковыми иконами в золотом поле всю центральную часть церкви от полу до вершины купола,<…> стараясь удержать везде древний византийский стиль, но с тем вместе и дать ему всю правильность, живость и естественность современной живописи». В новых фресках были изображены афинские святые «во имя и славу самих Афин». Во всех наружных стенах вделаны нарядные керамические вставки.

По словам очевидца, «общий цвет нижней половины церкви — коричневый, верхний — красный,<…> своды покрыты голубою краскою со звездами, в нижней части — серебряными, в верхней — золотыми». Эти звезды, как и другие стилизованные орнаменты, исполнил итальянский живописец Винченцо Ланца. После реставрации древний крестово-купольный храм стал одним из лучших в греческой столице и поражал богомольцев гармоничным интерьером и богатым живописным убранством. Интерьер с куполом на восьми колоннах и двумя рядами арок часто сравнивали с царьградской Софией.

В том же стиле, что и церковь, по рисунку архим. Антонина, была возведена из желтого камня, красного кирпича и белого мрамора отдельно стоящая трехъярусная колокольня, подражавшая одной византийской колокольне в Спарте. Колокола были отлиты в Триесте на заводе Карла Миллера, самый большой — «Никодим» — весил 280 пудов. В 1999 колокольня была тщательно отреставрирована за счет греческого правительства. В начале XX века территория вокруг храма была отгорожена изготовленной в Петербурге красивой чугунной решеткой, но позже ее убрали.

Три невысоких иконостаса и престол французский мастер Флоримон Буланже сделал из светлого паросского и пентелийского мрамора, украсив «богатою рельефною и частично сквозною резьбою и позолотою». Царские врата были вырезаны из красного дерева по эскизу Кузьмина. Академик П. М. Шамшин написал в 1846 маслом на цинке 18 образов в главном иконостасе. Среди изображенных святых — шесть русских: трое из северной России и трое из южной. В боковых иконостасах помещены медальоны, где представлены небесные заступники семьи Императора Николая I. Из Петербурга были привезены богатая утварь и облачения. К освящению храма Синод прислал напрестольное Евангелие в дорогом окладе.

Из-за своего преклонного возраста митрополит Эллады и Аттики Неофит не смог освятить русскую церковь и вместо него, после долгих отсрочек, 6 декабря 1855 это сделал архиепископ Мантинейский и Кинурийский Феофан. Главный престол трехпридельного храма был посвящен Пресв. Троице, левый — прав. Никодиму, правый — свт. Николаю Чудотворцу. Собравшимся на освящение были розданы серебряные крестики, привезенные из России. За свои «труды и старание» архимандрит Антонин получил орден Анны 2-й степени, русские дипломаты — благодарность Синода, греческое духовенство — золотые наперсные кресты.

После освящения в подвале церкви появилась вода, которая — как установили раскопки — поступала из засыпанной римской цистерны. Пришлось осушить подвал, чтобы сырость не испортила отреставрированное здание. В 1885 в храме начались протечки, и немецкий архитектор В. Шиллер решил понизить древний купол на полметра. несмотря на протесты своего коллеги Людвига Тирша, брата художника, расписавшего интерьер. Лишь в 1954 вел. кн. Елена Владимировна, супруга греческого принца Николая, которая покровительствовала русской общине, добилась восстановления первоначального византийского купола.

Как правило, в приписанную к посольству церковь из России на три–четыре года присылали архимандритов. В 1890–1894 настоятелем церкви служил Михаил (Грибановский), родной брат известного впоследствии в эмиграции митрополита Анастасия. Вернувшись в Россию и став епископом Таврическим, он стяжал славу духовного писателя, благодаря своей книге «Над Евангелием». Михаила на три года сменил архим. Сергий (Страгородский), который в годы Второй мировой войны был избран Патриархом Московским и Всея Руси. Следующим настоятелем стал архим. Арсений (Тимофеев), будущий еп. Омский и Павлодарский. В 1906–1909 им был архим. Леонтий (Вимпфен), будущий новомученик, еп. Енотаевский. В то время число русских прихожан не превышало 20 человек. Это были дипломаты, сотрудники местного отделения Русского археологического института и несколько дам, живших в Афинах. В июле-августе служб из-за жары не было.

Когда в России разразилась революция, церковь в Афинах, подчинявшуюся непосредственно Синоду, окормлял архим. Сергий (Дабич), который основал русско-греческую гимназию, но в 1919 он уехал из Греции в Италию, где перешел в католичество. При нем общине, лишившейся помощи российской казны, пришлось перестраивать свою жизнь на беженских началах. Настоятелем стал прот. Сергей Снегирев, который возглавил «Союз русских православных христиан в Греции» с целью «поддержания в надлежащем состоянии русской православной церкви св. Троицы». С церковью был тесно связан Союз русских эмигрантов в Греции, во главе с графиней И. П. Шереметевой. Она же в 1940–1950-е руководила церковным сестричеством.

Когда Греция в 1924 признала СССР, община от посольства отделилась и присоединилась к Афинской архиепископии со статусом «параклиса», т. е. общины с ограниченной юридической ответственностью. Этому статусу безуспешно пытались воспротивиться русские иерархи-эмигранты, считавшие такое положение «обособлением», которое усугублялось переходом на новый стиль. В те годы, вплоть до своей смерти, общине помогал Е. П. Демидов кн. Сан-Донато (1868–1943), последний императорский посланник в Греции. В память о муже его вдова С. И. Демидова (урожд. гр. Воронцова-Дашкова, 1870–1953), благотворительница и уполномоченная Российского общества Красного креста, соорудила в церкви «Голгофу». Признавая заслуги князя и его супруги, их похоронили у стен храма.

С 1924 настоятелем служил прот. Георгий Карибов родом с Кавказа, после смерти которого в 1939 им стал архим. Николай (Пекаторос) из одесских греков. С 1952 по 1966 приход окормлял тоже русский грек — архим. Илия (Апостолидис), рукоположенный в 1922 в Советской России, где его четыре раза подвергали аресту. В 1927 он получил разрешение репатриироваться в Грецию. Закончил иерей свою жизнь как епископ Канадский и Монреальский Анатолий. С 1966 в храме служит архим. Тимофей (Саккас), также выходец из России. Он является одновременно игуменом монастыря Св. Духа (Параклиту) в местечке Оропос-Аттики и ведает делами русского кладбища в Пирее. Отец Тимофей наладил выпуск душеполезной литературы, распространяемой бесплатно в Греции и в России. В последние годы ему сослужит второй священник — о. Георгий Скутелис, знающий русский язык.

Кроме старинных, в храме есть и более поздние современные иконы. Например, в притворе стоят четыре резных киота с иконами вмч. Георгия Победоносца, прп. Серафима Саровского, прав. Иоанна Кронштадтского, новомученика Иоанна Русского. Помнят прихожане о реликвиях, связанных с Королевой эллинов Ольгой Константиновной, часто бывавшей в русском храме, хотя во дворце у нее была своя домовая церковь. Это — хрустальное паникадило и образ св. блг. кн. Ольги, а также иконы, преподнесенные Королеве русскими моряками.

В 1955 во время работ, в восточном углу храма, было обнаружено кладбище с костницей, где, согласно старым хроникам, были похоронены киевские горожане и монахи, захваченные в плен татарами и проданные на невольничьем рынке в Константинополе. Обнаруженные останки были бережно перенесены в крипту церкви.

Стараниями общины в конце 1950-х, на восточной окраине Афин, на ул. Илектрополеу 45, был выстроен прекрасно оборудованный четырехэтажный дом для престарелых эмигрантов из России. При доме собрана хорошая библиотека, в фонды которой попало книжное собрание закрытого в конце 1970-х «Союза русских эмигрантов Македонии-Фракии», и имеется небольшой музей, составленный из вещей умерших призреваемых. В саду этой богадельни в 1962 была возведена в русском стиле небольшая шатровая церковь прп. Серафима Саровского. Трехъярусный золоченый иконостас XIX века привезли из заброшенной русской обители на Афоне. В храме есть частица мощей преподобного, подаренная Московской Патриархией.

История церкви в Афинах неразрывно связана с русским кладбищем в порту Пирей, на ул. Платона, которое появилось в конце XIX столетия при военно-морском госпитале, основанным Королевой Ольгой (ее прах покоится на кладбище б. королевской резиденции Татой под Афинами). Во флигеле трехэтажного госпиталя с 1904 действовала домовая церковь св. равноап. кн. Ольги, убранство которой было создано на пожертвования офицеров стоявшей в Пирее русской эскадры. Иконы привезли из Кронштадта.

В начале 1960-х маленькая местная русская община прекратила свое существование, и сейчас в храме служат греческие капелланы. Церковное здание, сохранившее свое убранство, перешло к Морскому министерству Греции, которое еще раньше завладело госпиталем. С 1917 долгое время настоятелем этой церкви, подчинявшейся РПЦЗ, был энергичный прот. Павел Крахмалев, бывший благочинный Русского экспедиционного корпуса на Балканах.

На кладбище поначалу погребали только русских моряков и воинов (среди них генерал-лейтенант кн. М. А. Кантакузен), затем — эмигрантов, в числе которых были духовные лица: прот. Георгий Карибов, прот. Иоанн Турский, настоятель салоникской церкви (ум. 1956), прот. Константин Федотов, последний настоятель пирейской церкви (ум. 1959); офицеры царской армии — подполковник Г. А. Рудольф, генерал-майор Д. П. Енько, генерал-лейтенант В. А. Чагин и другие. Есть и казачьи могилы, о них напоминает большой памятник поставленный Афинской казачьей станицей.

В 1980-х, когда местный муниципалитет решил отдать часть кладбища под застройку, русская колония пыталась этому воспротивиться, увы, безуспешно. Многие могилы были уничтожены, но архим. Тимофей сумел спасти надгробные плиты, вмонтировав их в стены сооруженной в 1986 кладбищенсякой церкви, тоже посвященной св. Ольге. Это скромное здание, увенчанное высоким куполом, приписано к Троицкой церкви в Афинах.

Не считая афонских храмов, Троицкая община — единственная в Греции, где звучит русская речь. Чтобы сохранить ее и одновременно привлечь понтийских греков, приехавших недавно из России и Украины, отдельные части богослужений совершаются на греческом языке.

От первой эмиграции в Троицкой общине сегодня осталось несколько глубоких стариков; большинство в ней составляют понтийские греки. Для них русское богослужение привычно и понятно, оно — воспоминание о покинутых родных местах. Постепенно в общину начинают вливаться и представители новой русской эмиграции, которым еще предстоит воцерковление.

Адрес: οδός Φιλελλήνων, 21, Αθήνα

Библиография:

* РГИА. Ф. 796. Оп. 186. Д. 5829; Ф. 797. Оп. 4. Д. 17815; Оп. 25 (2 отд. 2 ст.). Д. 314; Оп. 26 (2 отд. 2 ст.). Д. 434; Ф. 835. Оп. 2. Д. 364; ЦГАРФ. Ф. 6343. Оп. 1. Д. 231; ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 113. Д. 1066, 1602; Оп. 126. Д. 1537–1539, 1711; Архив Троицкой церкви. Метрические книги (Афины); Архив Русского старческого дома. Кладбищенские книги Русского кладбища в Пирее (Афины).

Северная пчела. 1846. № 242, 243.

Журнал Министерства народного просвещения. 1854. № 1. Отд. II. С. 45–68.

Русский художественный листок. 1860. № 17. С. 57–61.

Христианское чтение. 1893. № 5. С. 343–351.

Мальцев А. П. Берлинский Братский ежегодник. Православные церкви и русские учреждения за границей. Берлин, 1906. С. 12–16.

Лендер Н. По Европе и Востоку. СПб., 1908. С. 157–164, 177–183.

Журнал Московской Патриархии. 1965. № 4. С. 31.

Полевой В. М. Искусство Греции. Новое время. М., 1975. С. 213–214.

Еп. Порфирий (Успенский). Святыни земли Италийской. М., 1996. С. 29–30.

Малышев В. Белое и голубое. СПб., 2000. С. 227–235.

Талалай М. Русское кладбище в Пирее. СПб., 2002.

Православная энциклопедия. Т. 4. М., 2002. С. 98–101.

Καρόλου. Όλγα. Αθήνα. 1951.

Αρχημ. Ηλίας Αποστολίδης. Παναγία Λυκοδήμου (архим. Илия Апостолидис. Панагия Ликодиму). Αθήνα (Афины), 1959.

Παπουλίδης Κ. Ελληνικός κόσμος του Αντωνίου Kapustin (К. Папулидис. Греческий мир и Антонин Капустин). Θεσσαλονίκη (Салоники), 1993.

Divani L. The Russian refugees in Greece // Balkan studies. Thessaloniki, 1994. Vol. 35. P. 47–69.

Приложения:
Связи:
География:
Составители:
Источник:

Русские храмы и обители в Европе / Авт.-состав. В. В. Антонов, А. В. Кобак. СПб.: Лики России, 2005.

Дата ввода:

04.12.2013